Санта был так люто возбужден, что вжарил покорную черноволоску